Инфекции, перед которыми антибиотики бессильны…

Некоторые глотают антибиотики при малейшем насморке, другие категорически отказываются принимать их даже при жестокой пневмонии, считая их жутко вредными. И тот и другой подход абсолютно неверен.

Антибиотики действительно помогают справиться со многими тяжелыми инфекциями, но только в том случае, если принимать их правильно.

Чтобы понимать, в каком случае препарат подействует, а в каком окажется абсолютно бесполезным и даже вредным, надо представлять себе, как работает антибиотик в организме человека. Инфекции, перед которыми антибиотики бессильны...

Антибиотик – что это за лекарство?

Уже в самом названии этой группы препаратов заключен основной принцип их действия: анти – против; биотик – жизнь.

Антибиотики – вещества природного происхождения, которые обладают свойством уничтожать другие живые микроорганизмы или препятствовать их размножению. В природе антибиотики вырабатываются некоторыми микроорганизмами как продукты их жизнедеятельности.

В фармакологии используют антибиотики:

  • природные – выращивают микроорганизмы на питательных средах;
  • полусинтетические – добавляют к природным другие вещества для улучшения их свойств;
  • синтетические – получают полностью химическим синтезом.

Строго говоря, последние относят не к антибиотикам, а к антимикробным препаратам, но в быту мы тоже называем их антибиотиками.

Как работают антибиотики?

Если говорить простым языком, то действуют антибиотики двумя путями.

  1. Уничтожают микроорганизмы, в этом случае они называются бактерицидными. Как правило, они разрушают стенку бактерии, которая ее защищает. И бактерия погибает.
  2. Не дают микроорганизмам расти и размножаться. Это так называемые бактериостатические антибиотики.

    Они действуют на оболочку, через которую микроорганизм получает питание и выводит продукты обмена, – цитоплазматическую мембрану. В результате нарушается обмен веществ бактерии и она перестает развиваться. Еще одно действие бактериостатических антибиотиков направлено на подавление синтеза белка в бактерии. Результат тот же – клетка как бы замирает.

На что действуют и не действуют антибиотики

В основном инфекции вызываются бактериями, вирусами и грибами. Антибиотики действуют на разные виды бактерий и на грибы. Антибиотики не работают против вирусов.

Чтобы понять, почему антибиотики бессильны против вирусных инфекций, надо представлять себе, что такое бактерия и вирус.

Бактерия – одноклеточный микроорганизм, то есть клетка, обитающая в организме – на коже и слизистых.  Болезнетворные бактерии могут проникать в плазму крови человека (бактериемия). Антибиотик проникает в бактерию-клетку и производит свое разрушительное действие.

Вирус намного меньше бактерии, его даже не увидишь в обычный микроскоп, только в электронный. Он представляет собой ДНК или РНК (нуклеиновые кислоты, несущие генетическую информацию), заключенную в оболочку из белка. Существовать вирус способен исключительно в чужой клетке. Проникая в нее и встраиваясь в ее геном, он начинает размножаться, вызывая болезнь. Инфекции, перед которыми антибиотики бессильны... Антибиотики назначают при бактериальных инфекциях различных органов и систем:

  • дыхательной – бронхиты, пневмония;
  • мочевыделительной – цистит, пиелонефрит;
  • пищеварительной – язвенная болезнь, гастрит;
  • нервной – энцефалит, менингит;
  • лор-органов – ангины, отит, синусит;
  • кожи – фурункулы.

Специальные антибиотики работают против грибковых инфекций, туберкулеза, сифилиса.

При заболеваниях, вызванных вирусами, антибиотики назначают, если к вирусной присоединяется бактериальная инфекция.

Когда антибиотики оказываются бессильны?

  1. Антибиотики не помогут в случае вирусных заболеваний: гриппа, ОРВИ, детских инфекций (корь, свинка, краснуха и пр.), ВИЧ и пр.
  2. Антибиотик может не подействовать, если он выбран неправильно. Так, есть антибиотики широкого и узкого спектра действия.

    Первые работают против различных патогенных микроорганизмов, вторые действуют направленно только на определенные группы бактерий. Так, например, препараты пенициллина будут эффективны против грамположительных бактерий, но не помогут при туберкулезе или инфекции, вызванной грамотрицательными бактериями.

  3. Конкретный антибиотик может оказаться бесполезным, если патогенный микроорганизм обладает к нему резистентностью, то есть устойчивостью. Такая устойчивость возникает под действием мутаций бактерий в результате постоянного приема препарата. Бактерии – живые организмы, и им свойственно приспосабливаться к изменяющимся условиям.

    Это свойство и вызывает резистентность к определенному антибиотику. Более того, бактерии могут передавать такую устойчивость своим следующим поколениям, и тогда препарат перестает работать против определенной бактериальной инфекции.

  4. Антибиотик не поможет, если принимать его неправильно.

    Во-первых, такие препараты принимаются курсом – 3, 5, 7 дней, иногда больше. Нельзя самовольно сокращать курс, прекращать прием, если вы почувствовали себя лучше. Иначе болезнь возвратится, более того, к этому препарату разовьется резистентность.

    Во-вторых, пить антибиотики нужно через строго определенные промежутки времени.

    Если прием назначен один раз в день, то в один и тот же час; если два раза – через 12 часов, если три раза – через 8. Требование это вызвано тем, что антибиотик в организме работает конкретный период времени и когда действие одной таблетки заканчивается, надо принять следующую, чтобы процесс не прерывался.

Антибиотики – мощное средство против многих тяжелых инфекций. Но чтобы они работали, принимать их надо, если пропишет врач, и придерживаясь четкой схемы. Иначе они не только не помогут, но и нанесут вред.

Источник: https://mypharm.uz/blog/kak-rabotayut-antibiotiki/

Антибиотики при инфекции, нечувствительность к ним бактерий

Тысячи людей во всем мире борются с бактериальными заболеваниям. К сожалению, многие из этих болезней перестали поддаваться лечению, не побеждают их даже антибиотики, так как бактерии со временем выработали устойчивость к ним.

Инфекции, перед которыми антибиотики бессильны...

Начиная с 2003 года в крови сотен американских военных, служивших в Ираке и Афганистане, была обнаружена бактерия Acinetobacter baumannii, проникающая в организм через раны и вызывающая опасное для жизни заболевание.

Оказалось, что этот штамм настолько устойчив к используемым антибиотикам, что врачи были вынуждены применить сильнодействующий колистин, лечение которым в повседневной практике считалось нежелательным из-за его вредного воздействия на почки.

В начале 2005 года в больнице южноафриканской провинции скончалось 52 пациента, больных туберкулезом. Лечение традиционными препаратами оказалось не эффективным. Смерть большинства пациентов наступила в течение 16 дней после того, как инфекция была обнаружена.

В Великобритании в 2006 году от инфекций, вызванных устойчивым метицилрезистентным золотистым стафилококком (Staphylococcus aureus), погибло 1650 человек.

Лечение антибиотиками

В последние 20 лет появились новые штаммы, а многие из так называемых супербактерий распространяются в больницах. По оценкам Всемирной организации здравоохранения, от больничных инфекций сейчас страдает в общей сложности 1,4 миллиона человек.

Из них примерно 20% или более не поддаются медикаментозному лечению. Только в больницах США почти два миллиона человек в год заражаются бактериальными инфекциями, 70% из которых невосприимчивы к действию как минимум одного лекарства.

Ежегодно 90 тысяч таких пациентов умирают.

В идеале медицина должна находить все новые способы борьбы с вредоносными микроорганизмами. Однако в последнее время разработка препаратов замедлилась. В середине XX столетия, в «золотой век» лекарственных препаратов антибактериального действия, фармацевты открыли антибиотики природного происхождения, такие, как пенициллин.

Сегодня создаются новые лекарства в лабораториях, а это требует значительных расходов. Согласно подсчетам этой ассоциации, для того, чтобы вывести новое лекарственное средство на рынок, требуется 10 — 15 лет кропотливого труда и почти миллиард долларов.

Выгоднее инвестировать средства в часто применяемые препараты, например, для борьбы с гипертонией или болезнью Альцгеймера. Антибактериальные же препараты, как правило, прописывают на короткий период — на неделю или две, поэтому прибыль их производителей не так уж велика.

Чувствительность бактерий к антибиотикам

Так, невосприимчивость к лекарствам стали проявлять бактерии, вызывающие туберкулез и гонорею. Особенно тяжелая ситуация с так называемыми грамотрицательными бактериями вроде Acinetobacter, от которой пострадали американские военные в Ираке и Афганистане. Антибиотик колистин — одна из последних разработок, если и он перестанет действовать, последствия будут не предсказуемы!

Подвергая бактерии воздействию лекарств, мы убиваем самые слабые из них, а более стойкие приспосабливаются к новому препарату, приобретая к нему устойчивость. А то, как мы используем антибиотики, только усложняет проблему.

Половина препаратов прописывается или покупается без особой необходимости. Многие прекращают прием лекарств, как только им становится чуть лучше, и не проходят полный курс лечения, в результате не все бактерии погибают.

Очень часто больные просят врача выписать им антибактериальные препараты при малейшем подозрении на инфекцию.

Инфекции, перед которыми антибиотики бессильны...

Из всего мирового потребления антибиотиков половина приходится на сельскохозяйственный сектор. Чем это грозит? Человек может подхватить пищевую инфекцию, вызванную кишечной палочкой или сальмонеллами, которые стали невосприимчивыми к антибиотикам еще в организме животного. В таком случае будет труднее ее излечить.

Антибиотики для лечения золотистого стафилококка

Время, за которое формируется устойчивость бактерий к лекарствам, сокращается.

Достаточно вспомнить о нечувствительном к медиллину золотистом стафилококке (Staphylococcus aureus), который поражает кожу, легкие или кровь — сегодня является одной из наиболее опасных больничных инфекций в странах Европы и Северной Америки. На протяжение многих лет врачи пользовались ванкомицином в случае, если метициллину не удавалось победить инфекцию.

Но за 40 лет стафилококк выработал штамм, невосприимчивый к ним.

И хотя за последние годы у врачей появились новые антибактериальные лекарства — даптомицин и линезолид, отдельные штаммы золотистого стафилококка уже успели приспособиться и к ним.

Ускоренная приспособляемость бактерий вызвана как чрезмерным применением лекарственных средств, так и устойчивостью, которая уже была развита предыдущими поколениями микробов.

Как остановить распространение инфекции

Мировые организации здравоохранения видят только 4 пути остановить атаку супербактерий:

  1. Установить жесткий контроль за соблюдением гигиенических условий в больницах.
  2. Применять антибиотики лишь в строгом соответствии с предписаниями врача, запретить их свободную продажу.
  3. Внедрять меры по стимулированию и поддержке разработчиков и производителей новых поколений высокоэффективных антибактериальных средств.
  4. Запретить использовать антибиотики при откорме скота и птицы.

Смотрите, что говорят ученые о 12 опаснейших бактериях, против которых необходимо срочно разрабатывать новые лекарства, так как существующие лекарства на них уже не действуют.

Полной победы над инфекционными заболеваниями мы можем и не достичь — бактерии живут с начала сотворения Мира и моментально приспосабливаются к любым условиям существования.

Но пытаться справиться с ними человечеству жизненно необходимо.

Например, профессор Неумывакин советует устранять инфекции с помощью перекиси водорода, либо обычной пищевой содой — просмотрите статьи с его видео рекомендациями.

Источник: https://moyozdorove.ru/antibiotiki-pri-infektsii/

6 болезней, против которых бессильны антибиотики

Инфекции, перед которыми антибиотики бессильны...

Устойчивость к антибиотикам: угроза постантибиотиковой эры

Об устойчивости к противомикробным препаратам говорят в тех случаях, когда микроорганизмы (бактерии, грибки, вирусы и паразиты) оказываются способны выдерживать атаку противомикробных средств (антибиотиков, противогрибковых, противовирусных и противомалярийных препаратов), которые раньше успешно их подавляли. Как это происходит, расскажем на примере антибиотиков.

Если антибиотик выбран пациентом самостоятельно, или неправильно назначен врачом, или пациент сократил курс приема препарата, его действие может привести к гибели лишь наиболее слабых микробов.

Выжившие бактерии, «познакомившись» с антибиотиком, становятся устойчивыми (резистентными) к данному лекарству.

Это свойство микробы могут передавать из поколения в поколение — так возникают бактерии, устойчивые к антибиотикам, и ничего не мешает им распространяться по миру.

В 2001 году эксперты Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) впервые обратили внимание на то, что из-за нерационального назначения антибиотиков эти препараты вскоре могут начать терять свою эффективность. Сегодня антибиотикорезистентность — это мировая проблема, которая в то же время касается каждого жителя Земли.

«Правильно или неправильно пациент принимает лекарство от давления — это его личное дело, — говорит Сергей Яковлев, президент Межрегиональной общественной организации „Альянс клинических химиотерапевтов и микробиологов“.

— А вот правильно или неправильно пациент принимает антибиотики — это общественное дело. Если микробы станут устойчивыми, он может их передать другим людям, прежде всего своему ближайшему окружению.

И для лечения этих людей — особенно маленьких детей и стариков — может уже не оказаться эффективных средств».

Это уже происходит: 25 000 человек ежегодно умирают в Европе — как дома, так и в стационаре — от инфекций, вызванных резистентными микробами. При этом на новые антибиотики рассчитывать не приходится: за последние 30 лет не было открыто ни одного нового класса антибактериальных препаратов, и если даже разработки начнутся сегодня, лекарство появится не раньше, чем через 15 лет.

Для сравнения: с 1941 по 1960 гг. было создано 50 новых антибактериальных препаратов. Это позволило главному хирургу США заявить в 1967 г. «Пришло время закрыть книгу инфекционных болезней». Однако с тех пор ситуация изменилась, и в сентябре 2014 г. президент Барак Обама назвал устойчивость к антибиотикам «угрозой национальной безопасности США».

«Ситуацию усугубляет недостаточный контроль за использованием антибиотиков в ветеринарии и сельском хозяйстве, при выращивании крупного рогатого скота и домашней птицы.

В итоге мы получаем бактерии, на которые антибиотики перестают действовать. Из-за того, что пока новых антибактериальных препаратов на рынке нет, нужно беречь те, что есть».

Сергей Яковлев, президент Межрегиональной общественной организации «Альянс клинических химиотерапевтов и микробиологов»

Болезни, которым не страшны антибиотики

Какие же заболевания, которые успешно лечились антибактериальными препаратами вчера, сегодня все чаще им «не поддаются»?

Туберкулез. Схемы лечения туберкулеза антибактериальными препаратами фторхинолонами, отработанные десятилетиями, все чаще оказываются неэффективными.

Ежегодно у 6% заболевших туберкулезом регистрируют так называемый туберкулез со множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ-ТБ), который требует более дорогих препаратов и длительных схем лечения. В 2012 г. таких пациентов в мире было 450 тыс. человек. Среди ранее пролеченных от туберкулеза повторно МЛУ-ТБ заболевают уже 20%.

Самое страшное, что новые препараты, которые используются для лечения «мутировавшего туберкулеза», не разрешены к применению у детей, поэтому малыши первых лет жизни, заболевшие МЛУ-ТБ, фактически оказываются беззащитными.

Заболевания дыхательных путей. По статистике, чаще всего антибиотики назначаются при респираторных заболеваниях, отитах, воспалениях бронхов и легких.

Один из самых опасных возбудителей этих заболеваний — пневмококк.

Препараты, которыми раньше успешно лечилась пневмококковая инфекция, сегодня не могут назначаться лишь исходя из картины заболевания (быть препаратами выбора, как говорят врачи).

Дело в том, что устойчивость пневмококка к пенициллину достигла 50%, к тетрациклинам и левомицетину — 30%. Недавно подтверждена резистентность пневмококка и к антибиотикам группы макролидов — тоже в 30% случаев.

При таком уровне лекарственной устойчивости врач должен сначала провести анализ на чувствительность возбудителя к антибиотикам и только потом назначить препарат, который точно будет работать.

Но анализ этот дорогой, делается долго, а пневмококковая инфекция развивается стремительно.

Инфекции мочевыводящих путей. Чаще всего они вызываются кишечной палочкой (Escherichia coli) и до последнего времени хорошо лечились фторхинолонами, но сегодня устойчивость кишечной палочки к этим противобактериальным препаратам возросла настолько, что они тоже не могут считаться препаратами выбора.

Антибиотики не помогают против простуды и гриппа
По данным Европейского центра по контролю за профилактикой и распространением заболеваний, 40% европейцев четко уверены в том, что антибиотики эффективны против простуды и гриппа. В России 46% людей назначают себе антибактериальные препараты при первых симптомах простудных заболеваний, а 95% населения нашей страны хранит антибиотики в домашней аптечке «на всякий случай».

Инфекции, перед которыми антибиотики бессильны...

Эпидемия гонореи?

Пример того, как социально опасная болезнь может стать неизлечимой, — современная ситуация с гонореей.

Эта инфекция, передающаяся половым путем (ИППП), известна с древности, и сегодня ею в России болеют 36 человек на 100 тыс. населения.

Ее возбудители — гонококки (Neisseria gonorrhoeae) вызывают гнойное воспаление мочеиспускательного канала и яичек у мужчин, маточных труб и яичников у женщин, что может привести к бесплодию и импотенции.

Проблема в том, что заболевание часто протекает бессимптомно, особенно у женщин. По статистике, средний срок обращения к врачу после заражения гонореей — полгода.

Хотя специалисты советуют сдать анализы после любого незащищенного контакта с непостоянным половым партнером.

Кроме того, в нашей стране до сих пор не принято в случае неприятных симптомов со стороны половых органов обращаться к врачу — многие сами назначают себе лекарства, почитав о них в интернете.

«Раньше действительно можно было принять две таблетки антибиотика фторхинолоновых групп и вылечиться от гонореи, — говорит Михаил Гомберг, главный научный сотрудник Московского научно-практического центра дерматовенерологии и косметологии.

— Но по данным мониторинга резистентности гонококка к разным антибиотикам целые группы антибиотиков больше не могут быть рекомендованы для лечения, в том числе фторхинолоны, пенициллин, макролиды.

Возможность посоветоваться с другом, а потом пойти в аптеку и купить лекарство привела к тому, что гонорея перестала излечиваться. Речь идет о грядущей эпидемии гонококковой инфекции».

Это мировая тенденция: в Китае за 5 лет — с 1996 по 2001 гг. — устойчивость гонококка к антибиотикам увеличилась с 17 до 70%.

Специалисты по ИППП говорят, что для лечения гонореи остается одна группа действующих препаратов — цефалоспорины, но и их уже нельзя использовать как монопрепарат, а надо комбинировать с другим антибиотиком.

Рекомендации по лечению гонореи меняются буквально каждые несколько лет, и только врач знает, что именно эффективно в данный момент.

Что могут сделать пациенты?
Использовать антибиотики только в случае их назначения дипломированным медицинским специалистом.
Всегда доводить до конца полный курс лечения, даже если самочувствие уже улучшилось.

Не делиться антибиотиками с другими людьми и не использовать оставшиеся антибиотики, назначенные ранее.

Источник: http://norra.ru/zdorove/poleznyie-sovetyi/6-boleznei-protiv-kotoryh-bessilny-antibiotiki.html

Вирусы: антибиотики бессильны

Антибиотики эффективны против бактерий, но совершенно не воздействуют на вирусы. Впрочем, судя по опросам, около 50% людей полагают, что эти препараты могут справиться и с вирусными инфекциями. Почему же эта ошибка настолько распространена?

До конца XIX века термин «вирус» использовался в медицине для обозначения любого инфекционного агента, вызывающего заболевание.

Заблуждение насчет противовирусной силы антибиотиков основывается на том, что их назначают при инфекционных заболеваниях. Инфекции же привычно ассоциируются в сознании людей с бактериями и вирусами совокупно. Но между ними есть различия.

Планета бактерий

Бактерии (от лат. bacterium – «палка», «посох») – древнейшая группа организмов из ныне обитающих на Земле. Именно они являются самой большой популяцией живых существ на нашей планете. Эти микроорганизмы – одноклеточные, с неоформленным ядром.

При этом бактерии – все же настоящие клетки: с собственным обменом веществ и способностью размножатся делением. Некоторые бактерии необходимы для нормального функционирования человеческого организма. Их собирательное название – симбиотическая флора.

Поскольку мы служим продуктом питания для бактерий, в ходе этого процесса они:

— повреждают («переваривают») клетки и ткани организма, воздействуя на них ферментами;

— отравляют организм продуктами своей жизнедеятельности (токсинами).

Пока организм здоров, он держит ситуацию под контролем, но стоит его защитным функциям ослабнуть, как бактерии тут же «поднимают голову». Все это и приводит к развитию того или иного заболевания.

Вирусы: фас и профиль

А теперь взглянем на вирусы – самую примитивную форму жизни на Земле, находящуюся на границе между живой и неживой природой. Вирусы состоят из генетического материала (ДНК или РНК), «упакованного» в белковую оболочку. В переводе с латыни virus означает «яд, ядовитое начало».

До конца XIX столетия термин «вирус» использовался в медицине для обозначения любого инфекционного агента, вызывающего заболевание. Ведущая в настоящее время научная гипотеза гласит, что некогда вирусы представляли собой части генома клеточных организмов.

В ходе эволюции эти части, образно говоря, «сбежали» из клеток-хозяев и с тех пор продолжают свое существование за счет других организмов. Причем вирусы не могут размножаться вне тела хозяина. Чтобы воспроизводиться, вирус внедряется в чужую клетку и задействует ее ресурсы.

Самый удобный путь для проникновения этих «захватчиков» в организм человека – слизистые оболочки.

У ВИРУСОВ НЕТ КЛЕТОЧНОЙ СТЕНКИ, ПОЭТОМУ АНТИБИОТИКИ,
КОТОРЫЕ ДЕЙСТВУЮТ НА ЕЕ СИНТЕЗ, НЕ МОГУТ ПРОТИВОСТОЯТЬ ВИРУСАМ.

Антибиотики против…

Слово «антибиотики» образовано от двух греческих слов – anti + bios. Anti переводится как «против», а biоs – «жизнь».

ВИРУСЫ – ВНУТРИКЛЕТОЧНЫЕ ПАРАЗИТЫ.
ОНИ СПОСОБНЫ РАЗМНОЖАТЬСЯ ТОЛЬКО
В ЧУЖИХ КЛЕТКАХ. ВНЕДРЯЯСЬ В НИХ, ВИРУСЫ
ЗАДЕЙСТВУЮТ КЛЕТОЧНЫЙ РЕСУРС.

Термин «антибиотик» зачастую применяется по отношению ко всем антимикробным препаратам. Но истинные антибиотики – это препараты, образуемые микроорганизмами или получаемые полусинтетическими методами.

По сути, антибиотики – это «химическое оружие», которое грибы и бактерии издавна используют друг против друга, чтобы избавляться от конкурентов.

Знаменитый пенициллин получили когда-то из грибов рода пенициллиум, а бактерии стрептомицеты синтезируют целый спектр антибиотиков как против бактерий, так и против других грибов.

Данные лекарственные препараты (природного и синтетического происхождения) применяют для лечения инфекционных заболеваний, вызванных бактериями, грибами и некоторыми другими микроорганизмами.

Поскольку антибиотики обладают избирательным действием – эффективны только против определенных видов микроорганизмов (или микробов), такие средства разделяют на препараты широкого и узкого спектра действия. Первые подавляют самых разнообразных микробов. А вторые – лишь микробов определенной группы.

Война с бактериями

Болезнетворные бактерии составляют примерно 1% от всех существующих в мире бактерий. В «химической войне» с бактериями антибиотики либо вызывают гибель данных микроорганизмов, либо препятствуют их росту и размножению.

Во-первых, антибактериальный препарат воздействует на клеточную стенку бактерии. Эта стенка представляет собой мощное и сложное по химическому строению «сооружение». Для его формирования бактерия использует ряд ферментов, и если данный процесс нарушить, то микроорганизм может погибнуть.

Во-вторых, антибиотики нацелены на то, чтобы лишить бактерии возможности размножаться. Этим микроорганизмам для продолжения рода необходимо воспроизвести вторую копию наследственной молекулы ДНК, которую можно было бы предать клетке-потомку. Для удвоения ДНК необходимы особые белки, отвечающие за репликацию.

А для синтеза ДНК требуется «строительный материал» – азотистые основания (из них складывается «шифр» генетического кода бактерии). Производством этого строительного материала также занимаются специализированные белки. Антибиотики как раз и нацелены на то, чтобы воспрепятствовать синтезу ДНК и белка.

Известно, что ДНК хорошо подходит для хранения наследственной информации, но вот считывать с нее данные для синтеза белка не очень удобно. Поэтому существует посредник между ДНК и белками – матричная РНК (рибонуклеиновая кислота). Сначала с ДНК снимается РНК-копия. Этот процесс называется транскрипцией. А потом на РНК происходит синтез белка.

Выполняют его рибосомы – сложные и большие комплексы из белков и специальных молекул РНК, а также ряд белков, помогающих рибосомам справляться с их задачей.

Бессилие перед вирусами

Поскольку у вирусов, в отличие от бактерий, нет клеточной стенки, то, к примеру, антибиотик, который действует на синтез клеточной стенки, никак не может повлиять на вирус.

А что случится, если воздействовать на вирус антибиотиком, подавляющим процесс биосинтеза белка? Результат будет нулевой, поскольку антибиотик будет искать бактериальную рибосому, а в животной клетке (в том числе и человеческой), куда внедрился вирус, такой нет – у нее рибосома другая.

Итак, при вирусной инфекции антибиотики бесполезны. В случае такого заражения можно лишь подавить работу некоторых вирусных белков и прервать специфические процессы в жизненном цикле вирусов, однако для этого нужны особые вещества, действующие иначе, нежели антибиотики.

Справедливости ради отметим: иногда при вирусной простуде врачи назначают прием антибиотиков. Но это обусловлено тем, что вирусная инфекция осложняется бактериальной, с теми же симптомами.

Антибиотики в данном случае нужны не для того, чтобы избавиться от вирусов, а чтобы уничтожить «заглянувших» на огонек болезни бактерий.

Инфекции, перед которыми антибиотики бессильны...

Источник: https://rz.com.ua/ru/content/virusy-antibiotiki-bessilny

Инфекции, перед которыми антибиотики бессильны…

Все больше сообщений приходит из Европы о новых инфекциях, которые не боятся никаких антибиотиков. По словам The Independent, медики уже предупреждают о том, что новая эпидемия может достичь самых невообразимых масштабов.

Поводом для самого серьезного беспокойства послужил тот факт, что около половины всех случаев заражения крови, которые были вызваны бактериями K.pneumoniae, вылечить не удалось при помощи самых мощных на сегодняшний день антибиотиков – карбапенемов.

Вся опасность заключается в том, что данная бактерия не является чем-то экзотическим – это обычный возбудитель воспалений мочевой и дыхательной системы. При этом на сегодняшний день врачи наблюдают рост заболеваемости устойчивой формой в два раза.

Случаи заболеваемости более всего отмечены в Австрии, Италии, Венгрии, Греции, на Кипре и т.д.
Прошлый год вообще был богат на развитие новых штаммов вирусов, которые оказываются устойчивыми к лекарственным препаратам.

В Испании и Италии от четверти до половины всех случаев кишечной инфекции не удалось вылечить привычными до этого антибиотиками.

На сегодняшний день в Великобритании уже выявлено чуть менее ста человек, у которых были обнаружены энзимы NDM-1, разрушающие антибиотики. Для возникновения этих энзимов нужен ген, который и запускает их синтез, считают медики.

К слову, как показало другое исследование, данный энзим был найден в кишечнике более 70% туристов, которые вернулись из путешествия в Индию.

Таким образом, ученые уже всерьез задумались о том, что в случае распространения синтеза NDM-1, события могут принять самый плачевный оборот.

Такая ситуация касается не только заражения крови. Гонорея, которая ранее успешно лечилась одним препаратом, сегодня также обретает совсем другую форму. Как отметили английские медики, использовавшийся ранее препарат более не несет пользы, теперь данное заболевание следует лечить совсем другими, на это раз уже двумя одновременно, средствами.

Конечно, разработка новых лекарств от устойчивых форм бактерии — это дело долгое и нелегкое.

По мнению специалистов, разработчики не стремятся создавать такие новые препараты, так как обычно их прием является кратковременным, а значит, не приносит фармацевтическим компаниям большой прибыли.

По этой причине Еврокомиссия несколько дней назад утвердила программу, которая поддержит в финансовом плане  разработчиков, занявшихся новыми антибиотиками, а также пообещала ускорение получение лицензий.

Как показывают статистические данные Евросоюза, около 25 тыс. человек ежегодно умирает от инфекций, которые невосприимчивы к лекарствам. Больше всего таких случаев отмечено в странах, указанных выше, при этом, эти же страны лидируют в приеме антибиотиков.

В The Independent также было отмечено, что врачи уже предупреждали о том, что злоупотребление антибиотиков может привести к ситуации, когда они просто окажутся неэффективными, и человечество вернется в прошлое.

По этой причине Министерство Здравоохранения Великобритании настоятельно рекомендует всем по возможности оказаться от антибиотиков широкого спектра действия, сделав выбор в сторону средств узкой направленности.

Источник: https://medside.ru/infektsii-bessilnyi-antibiotiki

Почему антибиотики бессильны против вирусов?

То, что антибиотики неэффективны против вирусов, уже давно стало азбучной истиной. Однако, как показывают опросы, 46% наших соотечественников полагают, что вирусы можно убить антибиотиками.

Причина заблуждения, вероятно, кроется в том, что антибиотики прописывают при инфекционных заболеваниях, а инфекции привычно ассоциируются с бактериями или вирусами. Хотя стоит заметить, что одними лишь бактериями и вирусами набор инфекционных агентов не ограничивается.

Вообще, антибиотиков великое множество, классифицировать их можно по разным медицинским и биологическим критериям: химическому строению, эффективности, способности действовать на разные виды бактерий или только на какую-то узкую группу (например, антибиотики, нацеленные на возбудителя туберкулёза).

Но главное объединяющее их свойство — способность подавлять рост микроорганизмов и вызывать их гибель. Чтобы понять, почему антибиотики не действуют на вирусы, надо разобраться, как они работают.

На клеточную стенку действуют бета-лактамные антибиотики, к которым относятся пенициллины, цефалоспорины и другие; полимиксины нарушают целостность мембраны бактериальной клетки.

Клеточная стенка бактерий состоит из гетерополимерных нитей, сшитых между собой короткими пептидными мостиками.

Действие пенициллина на кишечную палочку: из-за пенициллина растущая бактериальная клетка не может достраивать клеточную стенку, которая перестаёт покрывать клетку целиком, в результате чего клеточная мембрана начинает выпячиваться и рваться.

У многих вирусов кроме генома в виде ДНК или РНК и белкового капсида есть ещё дополнительная оболочка, или суперкапсид, которая состоит из фрагментов хозяйских клеточных мембран (фосфолипидов и белков) и удерживает на себе вирусные гликопротеины.

Какие слабые места антибиотики находят у бактерий?

Во-первых, клеточная стенка. Любой клетке нужна какая-то граница между ней и внешней средой — без этого и клетки-то никакой не будет. Обычно границей служит плазматическая мембрана — двойной слой липидов с белками, которые плавают в этой полужидкой поверхности.

Но бактерии пошли дальше: они кроме клеточной мембраны создали так называемую клеточную стенку — довольно мощное сооружение и к тому же весьма сложное по химическому строению. Для формирования клеточной стенки бактерии используют ряд ферментов, и если этот процесс нарушить, бактерия с большой вероятностью погибнет.

(Клеточная стенка есть также у грибов, водорослей и высших растений, но у них она создаётся на другой химической основе.)

Во-вторых, бактериям, как и всем живым существам, надо размножаться, а для этого нужно озаботиться второй копией

наследственной молекулы ДНК, которую можно было бы отдать клетке-потомку. Над этой второй копией работают специальные белки, отвечающие за репликацию, то есть за удвоение ДНК.

Для синтеза ДНК нужен «стройматериал», то есть азотистые основания, из которых ДНК состоит и которые складываются в ней в «слова» генетического кода.

Синтезом оснований-кирпичиков опять же занимаются специализированные белки.

Третья мишень антибиотиков — это трансляция, или биосинтез белка. Известно, что ДНК хорошо подходит для хранения наследственной информации, но вот считывать с неё информацию для синтеза белка не очень удобно. Поэтому между ДНК и белками существует посредник — матричная РНК.

Сначала с ДНК снимается РНК-копия, — этот процесс называется транскрипцией, а потом на РНК происходит синтез белка.

Выполняют его рибосомы, представляющие собой сложные и большие комплексы из белков и специальных молекул РНК, а также ряд белков, помогающих рибосомам справляться с их задачей.

Большинство антибиотиков в борьбе с бактериями «атакуют» одну из этих трёх главных мишеней — клеточную стенку, синтез ДНК и синтез белка в бактериях.

Например, клеточная стенка бактерий — мишень для хорошо известного антибиотика пенициллина: он блокирует ферменты, с помощью которых бактерия осуществляет строительство своей внешней оболочки. Если применить эритромицин, гентамицин или тетрациклин, то бактерии перестанут синтезировать белки.

Эти антибиотики связываются с рибосомами так, что трансляция прекращается (хотя конкретные способы подействовать на рибосому и синтез белка у эритромицина, гентамицина и тетрациклина разные).

Хинолоны подавляют работу бактериальных белков, которые нужны для распутывания нитей ДНК; без этого ДНК невозможно правильно копировать (или реплицировать), а ошибки копирования ведут к гибели бактерий.

Сульфаниламидные препараты нарушают синтез веществ, необходимых для производства нуклеотидов, из которых состоит ДНК, так что бактерии опять-таки лишаются возможности воспроизводить свой геном.

Почему же антибиотики не действуют на вирусы?

Во-первых, вспомним, что вирус — это, грубо говоря, белковая капсула с нуклеиновой кислотой внутри. Она несёт в себе наследственную информацию в виде нескольких генов, которые защищены от внешней среды белками вирусной оболочки.

Во-вторых, для размножения вирусы выбрали особенную стратегию. Каждый из них стремится создать как можно больше новых вирусных частиц, которые будут снабжены копиями генетической молекулы «родительской» частицы.

Словосочетание «генетическая молекула» использовано не случайно, так как среди молекул-хранительниц генетического материала у вирусов можно найти не только ДНК, но и РНК, причём и та и другая могут быть у них как одно-, так и двухцепочечными.

Но так или иначе вирусам, как и бактериям, как и вообще всем живым существам, для начала нужно свою генетическую молекулу размножить. Вот для этого вирус пробирается в клетку.

Что он там делает? Заставляет молекулярную машину клетки обслуживать его, вируса, генетический материал. То есть клеточные молекулы и надмолекулярные комплексы, все эти рибосомы, ферменты синтеза нуклеиновых кислот и т. д. начинают копировать вирусный геном и синтезировать вирусные белки.

Не будем вдаваться в подробности, как именно разные вирусы проникают в клетку, что за процессы происходят с их ДНК или РНК и как идёт сборка вирусных частиц. Важно, что вирусы зависят от клеточных молекулярных машин и особенно — от белоксинтезирующего «конвейера».

Бактерии, даже если проникают в клетку, свои белки и нуклеиновые кислоты синтезируют себе сами.

Что произойдёт, если к клеткам с вирусной инфекцией добавить, например, антибиотик, прерывающий процесс образования клеточной стенки? Никакой клеточной стенки у вирусов нет. И потому антибиотик, который действует на синтез клеточной стенки, ничего вирусу не сделает.

Ну а если добавить антибиотик, который подавляет процесс биосинтеза белка? Всё равно не подействует, потому что антибиотик будет искать бактериальную рибосому, а в животной клетке (в том числе человеческой) такой нет, у неё рибосома другая.

В том, что белки и белковые комплексы, которые выполняют одни и те же функции, у разных организмов различаются по структуре, ничего необычного нет. Живые организмы должны синтезировать белок, синтезировать РНК, реплицировать свою ДНК, избавляться от мутаций.

Эти процессы идут у всех трёх доменов жизни: у архей, у бактерий и у эукариот (к которым относятся и животные, и растения, и грибы), — и задействованы в них схожие молекулы и надмолекулярные комплексы. Схожие — но не одинаковые. Например, рибосомы бактерий отличаются по структуре от рибосом эукариот из-за того, что рибосомная РНК немного по-разному выглядит у тех и других.

Такая непохожесть и мешает антибактериальным антибиотикам влиять на молекулярные механизмы эукариот. Это можно сравнить с разными моделями автомобилей: любой из них довезёт вас до места, но конструкция двигателя может у них отличаться и запчасти к ним нужны разные. В случае с рибосомами таких различий достаточно, чтобы антибиотики смогли подействовать только на бактерию.

До какой степени может проявляться специализация антибиотиков? Вообще, антибиотики изначально — это вовсе не искусственные вещества, созданные химиками. Антибиотики — это химическое оружие, которое грибы и бактерии издавна используют друг против друга, чтобы избавляться от конкурентов, претендующих на те же ресурсы окружающей среды.

Лишь потом к ним добавились соединения вроде вышеупомянутых сульфаниламидов и хинолонов. Знаменитый пенициллин получили когда-то из грибов рода пенициллиум, а бактерии стрептомицеты синтезируют целый спектр антибиотиков как против бактерий, так и против других грибов.

Причём стрептомицеты до сих пор служат источником новых лекарств: не так давно исследователи из Северо-Восточного университета (США) сообщили о новой группе антибиотиков, которые были получены из бактерий Streptomyces hawaiensi, — эти новые средства действуют даже на те бактериальные клетки, которые находятся в состоянии покоя и потому не чувствуют действия обычных лекарств. Грибам и бактериям приходится воевать с каким-то определённым противником, кроме того, необходимо, чтобы их химическое оружие было безопасно для того, кто его использует. Потому-то среди антибиотиков одни обладают самой широкой антимикробной активностью, а другие срабатывают лишь против отдельных групп микроорганизмов, пусть и довольно обширных (как, например, полимиксины, действующие только на грамотрицательные бактерии).

Более того, существуют антибиотики, которые вредят именно эукариотическим клеткам, но совершенно безвредны для бактерий.

Например, стрептомицеты синтезируют циклогексимид, который подавляет работу исключительно эукариотических рибосом, и они же производят антибиотики, подавляющие рост раковых клеток.

Механизм действия этих противораковых средств может быть разным: они могут встраиваться в клеточную ДНК и мешать синтезировать РНК и новые молекулы ДНК, могут ингибировать работу ферментов, работающих с ДНК, и т. д., — но эффект от них один: раковая клетка перестаёт делиться и погибает.

Возникает вопрос: если вирусы пользуются клеточными молекулярными машинами, то нельзя ли избавиться от вирусов, подействовав на молекулярные процессы в заражённых ими клетках? Но тогда нужно быть уверенными в том, что лекарство попадёт именно в заражённую клетку и минует здоровую.

А эта задача весьма нетривиальна: надо научить лекарство отличать заражённые клетки от незаражённых.

Похожую проблему пытаются решить (и небезуспешно) в отношении опухолевых клеток: хитроумные технологии, в том числе и с приставкой нано-, разрабатываются для того, чтобы обеспечить адресную доставку лекарств именно в опухоль.

Что же до вирусов, то с ними лучше бороться, используя специфические особенности их биологии.

Вирусу можно помешать собраться в частицу, или, например, помешать выйти наружу и тем самым предотвратить заражение соседних клеток (таков механизм работы противовирусного средства занамивира), или, наоборот, помешать ему высвободить свой генетический материал в клеточную цитоплазму (так работает римантадин), или вообще запретить ему взаимодействовать с клеткой.

Вирусы не во всём полагаются на клеточные ферменты. Для синтеза ДНК или РНК они используют собственные белки-полимеразы, которые отличаются от клеточных белков и которые зашифрованы в вирусном геноме. Кроме того, такие вирусные белки могут входить в состав готовой вирусной частицы.

И антивирусное вещество может действовать как раз на такие сугубо вирусные белки: например, ацикловир подавляет работу ДНК-полимеразы вируса герпеса. Этот фермент строит молекулу ДНК из молекул-мономеров нуклеотидов, и без него вирус не может умножить свою ДНК. Ацикловир так модифицирует молекулы-мономеры, что они выводят из строя ДНК-полимеразу.

Многие РНК-вирусы, в том числе и вирус СПИДа, приходят в клетку со своей РНК и первым делом синтезируют на данной РНК молекулу ДНК, для чего опять же нужен особый белок, называемый обратной транскриптазой. И ряд противовирусных препаратов помогают ослабить вирусную инфекцию, действуя именно на этот специфический белок. На клеточные же молекулы такие противовирусные лекарства не действуют.

Ну и наконец, избавить организм от вируса можно, просто активировав иммунитет, который достаточно эффективно опознаёт вирусы и заражённые вирусами клетки.

Итак, антибактериальные антибиотики не помогут нам против вирусов просто потому, что вирусы организованы в принципе иначе, чем бактерии.

Мы не можем подействовать ни на вирусную клеточную стенку, ни на рибосомы, потому что у вирусов ни того, ни другого нет.

Мы можем лишь подавить работу некоторых вирусных белков и прервать специфические процессы в жизненном цикле вирусов, однако для этого нужны особые вещества, действующие иначе, нежели антибактериальные антибиотики.

Однако надо сделать пару уточнений. На самом деле бывает, что при вирусной простуде врачи рекомендуют принимать антибиотики, но это связано с тем, что вирусная инфекция осложняется бактериальной, с теми же симптомами.

Так что антибиотики тут нужны, но не для того, чтобы избавиться от вирусов, а для того, чтобы избавиться от «зашедших на огонёк» бактерий. Кроме того, говоря об антибиотиках, подавляющих биосинтез белка, мы упирали на то, что такие антибиотики могут взаимодействовать только с бактериальными молекулярными машинами.

Но, например, тетрациклиновые антибиотики активно подавляют работу и эукариотических рибосом тоже. Однако на наши клетки тетрациклины всё равно не действуют — из-за того, что не могут проникнуть сквозь клеточную мембрану (хотя бактериальная мембрана и клеточная стенка для них вполне проницаемы).

Отдельные антибиотики, например пуромицин, действуют не только на бактерии, но и на инфекционных амёб, червей-паразитов и некоторые опухолевые клетки.

Очевидно, различия между бактериальными и эукариотическими молекулами и молекулярными комплексами, участвующими в одних и тех же процессах, для ряда антибиотиков не так уж велики и они могут действовать как на те, так и на другие.

Однако это вовсе не значит, что такие вещества могут быть эффективны против вирусов.

Тут важно понять, что в случае с вирусами складываются воедино сразу несколько особенностей их биологии и антибиотик против такой суммы обстоятельств оказывается бессилен.

И второе уточнение, вытекающее из первого: может ли такая «неразборчивость» или, лучше сказать, широкая специализация антибиотиков лежать в основе побочных эффектов от них? На самом деле такие эффекты возникают не столько оттого, что антибиотики действуют на человека так же, как на бактерии, сколько оттого, что у антибиотиков обнаруживаются новые, неожиданные свойства, с их основной работой никак не связанные. Например, пенициллин и некоторые другие бета-лактамные антибиотики плохо действует на нейроны — а всё потому, что они похожи на молекулу ГАМК (гамма-аминомасляной кислоты), одного из основных нейромедиаторов. Нейромедиа-торы нужны для связи между нейронами, и добавка антибиотиков может привести к нежелательным эффектам, как если бы в нервной системе образовался избыток этих самых нейромедиаторов. В частности, некоторые из антибиотиков, как считается, могут провоцировать эпилептические припадки. Вообще, очень многие антибиотики взаимодействуют с нервными клетками, и часто такое взаимодействие приводит к негативному эффекту. И одними лишь нервными клетками дело не ограничивается: антибиотик неомицин, например, если попадает в кровь, сильно вредит почкам (к счастью, он почти не всасывается из желудочно-кишечного тракта, так что при приёме перорально, то есть через рот, не наносит никакого ущерба, кроме как кишечным бактериям).

Впрочем, главный побочный эффект от антибиотиков связан как раз с тем, что они вредят мирной желудочно-кишечной микрофлоре. Антибиотики обычно не различают, кто перед ними, мирный симбионт или патогенная бактерия, и убивают всех, кто попадётся на пути.

А ведь роль кишечных бактерий трудно переоценить: без них мы бы с трудом переваривали пищу, они поддерживают здоровый обмен веществ, помогают в настройке иммунитета и делают много чего ещё, — функции кишечной микрофлоры исследователи изучают до сих пор.

Можно себе представить, как чувствует себя организм, лишённый компаньонов-сожителей из-за лекарственной атаки.

Поэтому часто, прописывая сильный антибиотик или интенсивный антибиотический курс, врачи заодно рекомендуют принимать препараты, которые поддерживают нормальную микрофлору в пищеварительном тракте пациента.

Детальное описание иллюстрации

Источник: https://www.nkj.ru/archive/articles/24629/

По Европе бродят инфекции, перед которыми бессильны антибиотики

19 ноября 2011, 06:01

ЛОНДОН, 19 ноября. Врачи предостерегают о риске распространения неизлечимых инфекций в невообразимом масштабе. Причина — рост количества «супербактерий», на которые не действуют никакие антибиотики, и падение интереса к разработке новых лекарств, поясняет газета Independent (перевод «Инопресса»).

Из Европы поступает все больше сообщений о больных практически неизлечимыми инфекциями. Как сообщил Европейский центр профилактики и эпидемиологического контроля (ECDC), в некоторых странах до 50% случаев заражения крови, вызванных бактерией K.pneumoniae, не удается вылечить карбапенемами — самыми мощными антибиотиками. Между тем K.

pneumoniae — клебсиелла пневмонии — не какая-то экзотическая бактерия, а распространенный возбудитель воспалений дыхательной и мочевой системы, который присутствует в кишечнике и передается при прикосновении к грязным предметам. В Европе частота заражения разновидностью этой бактерии, невосприимчивой к карбапенемам, возросла с 7 до 15%.

«Это особенно тревожит, так как этот класс антибиотиков — крайнее средство для лечения инфекций, невосприимчивых к другим лекарствам», — отмечает автор статьи. Случаи заболеваний отмечены в Греции, Италии, Австрии, Венгрии и на Кипре.

«В 2010 году также стало больше штаммов кишечной палочки, не восприимчивых к антибиотикам», — продолжает журналист. В Италии и Испании 25-50% случаев заражения кишечной палочкой не удавалось излечить флуорокинолоном.

В Великобритании выявлено 70 носителей бактерии, которая содержит так называемый NDM-1 — энзим, разрушающий карбапенемы. Другое исследование показало, что более 80% путешественников, которые возвращаются из Индии в Европу, привозят в своем кишечнике ген NDM. Ученые предупреждают: если ген, запускающий синтез NDM-1, распространится шире, события примут ужасающий оборот.

В октябре Управление здравоохранения Великобритании предостерегло врачей, что теперь гонорею следует лечить двумя препаратами одновременно, а от некоего распространенного препарата надо отказаться, поскольку он утратил эффективность. «Угроза неизлечимой гонореи в будущем совершенно реальна», — заявили представители ведомства.

Разработка новых лекарств от «супербактерий» — дорогостоящий и нелегкий труд. «Эти лекарства принимают непродолжительными курсами, поэтому коммерческая прибыль невелика», — пишет издание.

Вчера Еврокомиссия обнародовала программу, которая поощрит исследования новых антибиотиков.

Евросоюз также обещает ускорить сертификацию новых препаратов и финансирование разработок в форме государственно-частного партнерства.

По статистике,  ежегодно в ЕС около 25 тыс. человек умирает от инфекций, не восприимчивых к антибиотикам. Чаще всего такие инфекции встречаются в Греции, Италии, Венгрии, Болгарии и на Кипре. «Как правило, эти же страны — на верхних строчках по применению антибиотиков», — подчеркивает газета.

Два года назад ВОЗ предупредила, что злоупотребление антибиотиками рискует вернуть мир в прошлое, когда инфекции были неизлечимы. «Предупреждениям не вняли», — печалится автор.

Британский минздрав, со своей стороны, рекомендует не принимать антибиотики длительными курсами и отдавать предпочтение антибиотикам узконаправленного действия — против конкретных инфекций.

Источник: http://www.rosbalt.ru/style/2011/11/19/914315.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector